Лукашенко начал войну с Литвой

Для Лукашенко и Путина нет ничего святого, когда речь идёт о человеческой жизни - Виталий Портников

В Литве говорят о настоящей гибридной агрессии Александра Лукашенко против Литовской республики. Агрессия, которая связана с миграционной бомбой, задействованной Александром Лукашенко на границе между Беларусью и Литвой. Уже сейчас речь идёт о самом настоящем кризисе, призывают к отставке министра внутренних дел Литовской республики, который не может с этим кризисом справиться. Литва старается завернуть тех мигрантов, которых Беларусь пытается переправить через границу с Европейским союзом. В Красном кресте выражают серьёзную обеспокоенность в связи с такими действиями литовского правительства. Говорят уже о первых жертвах. Т.е. это самая настоящая драма и не первая драма в истории отношений авторитарных режимов с цивилизованным миром. Если вспомнить, первым, кто открыл возможность задействования миграционных бомб для противостояния остальному миру был президент Российской Федерации Владимир Путин.

Вспомним о договорённостях президента Владимира Путина с президентом США Бараком Обамой по Сирии. Тогда много говорилось о том, что российская сторона хочет урегулировать ситуацию в Сирии, что Россия будет гарантировать неприменение сирийским режимом химического оружия против представителей оппозиции, которые тогда вели бои с войсками режима Асада. Всё это оказалось ложью. Но самое главное для Путина было дестабилизировать ситуацию Сирийской Арабской республике на фоне настоящей гражданской войны, которая начиналась между повстанцами и представителями правительственных сил. И все задавали вопрос: а для чего в принципе Путин это делает? Может быть для него главное — это сохранить режим Асада, который, как мы видели, и сейчас контролирует часть сирийской территории и даже благополучно «переизбрался» на пост президента Сирии с огромным разрывом и будет править страной ровно столько, сколько его будут поддерживать в Москве и в Тегеране. Но самое главное, что происходит в результате дестабилизации ситуации, это огромное количество мигрантов. И мы помним, как дестабилизировал миграционный кризис страны Европейского союза. По большому счёту, взлёт правых радикальных партий, которые выступали против европейской идеи, прежде всего связан с миграционным кризисом того времени. Мы помним, как были подорваны позиции федерального канцлера Германии Ангелы Меркель и других трезвомыслящих политиков на фоне того, что люди были в ужасе просто от того, что происходило в связи с наплывом мигрантов. И вот только сейчас Европейский союз начинает выбираться из того политического кризиса, который, по сути, обусловил настоящие изменения политических сил в странах Европейского союза, которые приняли на себя такой миграционный удар.

И, вероятно, Лукашенко об этом хорошо знает и понимает к чему стремился Владимир Путин. Потому что он задействует такое же оружие, только точечно. Поскольку возможность организовать такой миграционный кризис, какой организовал Путин в связи с ситуацией в Сирии у белорусского правителя нет, он организует такую гибридную атаку на Литовскую республику. Это вполне в духе Лукашенко с его мелочностью, с его готовностью мстить каждому, кто выступает против его режима и кто поддерживает протесты белорусского народа против фальсификации итогов последних президентских выборов. мы можем вспомнить, сколько усилий было приложено белорусским президентом для того, чтобы запугать участников протеста. И тут ведь тоже речь идёт не просто о массовых репрессиях против тех, кто выходил на улицы Минска и других белорусских городов с требованием пересмотреть итоги президентских выборов в Беларуси и провести новые честные выборы. Это были и аресты конкретных людей, это были и репрессии в изоляторе на Окрестина, это была и пиратская операция с посадкой самолёта ирландской авиакомпании Ryanair для захвата блогера Романа Протасевича, координировавшего телеграм-канал NEXTA, который, в свою очередь, помогал участникам белорусских протестов выяснять, какие будут мероприятия и более эффективно противодействовать белорусскому диктаторскому режиму. И теперь мы видим, как арестовывают белорусских спортсменов в Москве и выдают их белорусскому режиму несмотря на соответствующее решение Европейского суда по правам человека, запрещающего российскому правительству это делать. Теперь мы видим, как запугивают спортсменов прямо на Олимпиаде в Токио и пытаются их депортировать в Беларусь, потому что они позволяют себе критиковать конкретных белорусских чиновников из местного Олимпийского комитета. Почему же в такой ситуации Лукашенко не может хотеть наказать Литву? именно это он и делает. И тут, конечно, очень много зависит от трезвости цивилизованного мира для того, чтобы он понимал, с какими режимами он сталкивается, что для Лукашенко и Путина нет ничего святого, когда речь идёт о человеческой жизни.

Мы очень много сейчас говорили о политическом кризисе, о том, как Лукашенко хочет отомстить Литве, о том, как он хочет дестабилизировать ситуацию в стране, которая встала на сторону белорусской оппозиции, даже объявила, что офис Светланы Тихановской будет иметь официальный статус. А ведь речь идёт просто о людях, о тысячах людей, которых Лукашенко использует как оружие против соседнего государства. Эти люди оказываются в совершенно ужасной, порой в безвыходной ситуации, когда пытаются попасть на территорию Литвы из Беларуси. Их возвращают, а им некуда совершенно возвращаться, нет никаких условий для их нормального содержания. И это будет продолжаться, пока не удастся каким-то образом урегулировать ситуацию. А урегулирование ситуации, как считает Лукашенко, должно быть связано договорённостями с ним. Т.е. страны, которые не признают его легитимность после последних президентских выборов в Республике Беларусь, считают, что он узурпировал власть, должны всё равно с ним разговаривать, если хотят сохранить стабильность на собственных границах. И ради этого Лукашенко использует несчастных людей в качестве собственного оружия. Это самое главное, что различает цивилизованный мир с авторитарными режимами, это и есть суть действий Лукашенко и Путина — полное презрение к человеческой жизни, полное презрение к человеческой свободе. Если можно даже действовать убивая людей, то тем хуже для этих людей. нет никаких проблем в силовом решении для авторитарных режимов. А западным правительствам, естественно, приходится действовать как нормальным людям, которые понимают, что такое ценность человеческой жизни. И в этом смысле они очень уязвимы для атак авторитарных режимов, для их готовности использовать любую ситуацию ради того, чтобы продемонстрировать, что с ними нужно разговаривать и нужно общаться.

Запад в начале нападения России на Украину бойкотировал Путина, старался не иметь с российским президентом дела. Но в конце концов возобладала идея, что с Путиным нужно поддерживать диалог, иначе будет хуже. И мы видим, что с Путиным разговаривают от президента США до европейских лидеров, что сейчас говорить об изоляции российского диктатора не представляется возможным. Вот если Лукашенко будет продолжать так же нагло действовать на своих границах с Европейским союзом, тогда, конечно же, появятся политики, которые будут говорить, что необходимо поддерживать диалоги с Лукашенко, хотя бы ради того, чтобы защитить несчастных людей, которых он направляет на границу с Литвой, а завтра может направит на границу с Польшей, если ему заблагорассудится. И вот именно эти слабости западного мира Лукашенко и пытается использовать, когда, по сути, использует несчастных людей для того, чтобы они помогли ему стать вновь собеседником западных политиков.

Виталий Портников 

Видео
Главная / Статьи / Мнение / Лукашенко начал войну с Литвой