Другая ложь Путина

Александр Скобов: Путин смешал и фактически отождествил антисемитизм и "русофобию"

Вчерашнее выступление Путина содержало две чудовищные лжи, грубейшим образом фальсифицирующие историю. На одну ложь обратили внимание все. Это про то, что в войне с Гитлером советский народ был один. Собственно говоря, эта ложь и не была рассчитана на то, чтобы кого-то обмануть. Она носила демонстративный, вызывающий, наглый, хамский характер. Это была типичная для Путина хулиганская выходка гопника из подворотни. Если подбирать наиболее деликатный образ данному малоэстетичному проявлению, то это Путин показывал язык всему миру. И внутри страны это было рассчитано в первую очередь на тех, кому это показывание языка всему миру нравится (вовсе не на тех, кто ничего не знает ни про битву за Атлантику, ни про ленд-лиз, ни про войну на Тихом океане).

Это стыдно, когда твоя страна ведет себя как гопник. И все же данная ложь Путина не столь опасна, поскольку она вряд ли может кого-то обмануть. А вот на другую ложь Путина, гораздо более подлую и опасную, пока обратил внимание только Игорь Яковенко. Описывая генезис нацизма в Германии, Путин смешал и фактически отождествил антисемитизм и «русофобию».

Именно это и есть «искажение истории», когда надо «следить за руками» (в первом упомянутом случае и следить не надо – всё видно даже дилетанту). Расовая теория нацистов в деталях широкому кругу общественности известна мало. Она развивалась, менялась под влиянием политической конъюнктуры и военной эскалации, но несколько упрощенно ее можно свести к следующему: есть «люди» («нордические» народы германской группы), «недолюди» (большинство негерманских народов) и «антилюди» (в первую очередь евреи).

Выражение «антилюди» не является оригинальным нацистским. Его придумали не Геббельс с Розенбергом. Его употребил в отношении евреев в частной беседе один выдающийся деятель русской культуры, имя которого я не хочу называть. Автор оригинальных и весьма экзотических исторических концепций, которые, правда, по сути сводятся к простому и хорошо знакомому по фашистским теориям тезису: жизненная сила народов – в их жестокости. Народы, утратившие жестокость, обречены на историческую смерть.

Но вернемся к нацистам и их расовой теории. В их «новом мировом порядке» славяне должны были занять место на нижних ступенях иерархической лестницы европейских народов. Они должны были обеспечивать ресурсами «высшую расу господ» и, естественно, подчиняться ей. Планы нацистов в отношении русских (включая план «Ост») были чудовищны, но все же какое-то место оставлялось и им. Евреям не оставляли даже такого места. Их в «новый мировой порядок» просто «не брали». Они должны были быть полностью изъяты из человеческого сообщества и либо изолированы в далеких резервациях (в такую гигантскую резервацию планировалось превратить, например, остров Мадагаскар) либо физически уничтожены.

«Расовые теоретики» могли проявлять известную гибкость, передвигая различные народы в высттраиваемой ими иерархии в зависимости от политических перипетий. Обосновали же они союз с милитаристской Японией тем, что японцы – это такие арийцы внутри желтой расы. На евреев эта гибкость не распространялась никак. Юдофобия оставалась наисакральнейшей скрепой, не допускавшей «интерпретации».

Любопытнейший эпизод приключился во время заключения пакта Молотова-Риббентропа. Гитлер лично распорядился прикомандировать к немецкой делегации «специального» фотографа, который должен был на официальной церемонии исподволь сфотографировать уши Сталина. Чтобы специалисты по расовой теории определили, нет ли у него еврейской крови. Для Гитлера это было важно. Для него это определяло, можно ли вообще заключать союз со Сталиным. И ведь не случайно перед заключением пакта Сталин заменил Литвинова на Молотова.

Гитлер действительно не любил Россию. Относился к ней одновременно с брезгливостью и с опаской. И, конечно, рассматривал ее как источник ресурсов, которые «плохо лежат». Но для него это был все же прагматический, а не экзистенциальный вопрос. И отнюдь не главный. Куда большую роль в его мировоззрении играло соперничество с англосаксами. С очень близким к германцам народом, пошедшим по порочному пути торгашеско-потребительской либеральной демократии. Именно перед англосаксами стремился он утвердить свое первенство.

Сегодня точно так же утвердить свое первенство перед англосаксонской «либерастией» пытается Путин. И с этой целью переписывает историю, изображая дело так, будто Россия всегда была «пупом Земли» и весь мир только и делал, что вертелся вокруг России. Я не знаю, насколько он сам в это верит. Но ему этого очень хочется. Хочется вертеть вокруг России весь мир. Хочется диктовать ему свои правила и по своему усмотрению чертить на нем всякие линии. Хочется, чтобы на него постоянно обращали внимание. Для этого он постоянно создает все новые угрозы новых войн. Собственно говоря, это и есть «комплекс Гитлера». Путин – это Гитлер сегодня.

 

Александр Скобов

Facebook

Видео
Главная / Статьи / Мнение / Другая ложь Путина