Путин и триумф ручного управления

Кремль смягчает "антиэкстремистские" законы, чтобы избежать лишних скандалов. Его главная проблема - не блогеры-оппозиционеры, а так называемое путинское большинство, считает Константин Эггерт.

Владимир Путин предложил смягчить наказания по печально знаменитой «антиэкстремистской» 282-й статье Уголовного кодекса. Той самой, которая служит основанием для судебного преследования граждан за репосты картинок в социальных сетях. Президент считает, что людей нужно сначала наказывать административно (штрафом или принудительными общественными работами), и только если человек еще раз в течение года совершит такой же «проступок», то можно открыть уголовное дело.

«Пижоны« больше не в топе

Это — явное следствие серии кремлевских неудач последних месяцев. Среди них особенно выделяется решение повысить пенсионный возраст. Оно привело к поражению кандидатов «Единой России» на губернаторских выборах в ряде регионов. Экономическое положение страны особого оптимизма гражданам тоже не внушает.

Вдобавок появились первые признаки того, что и внешняя политика Путина (прежде всего, война в Сирии) начинает вызывать у них вопросы. Причем речь идет не о ненавистных Владимиру Владимировичу городских «пижонах», потягивающих «латте с собой» за рулем Volvo по пути в фитнес-клуб или театр. Речь о тех слоях населения, которые всегда составляли его политическую базу.

Интересно и то, что сажают, в основном, «пижонов», а не тех, кто протестует по поводу пенсий. Предложение «облегчить» одну из самых удобных и важных для власти статей УК выглядит как своего рода комплимент, признание той роли, которую активное политизированное меньшинство играет в современной России. Оно отражает страх Кремля, что рано или поздно какая-то часть сокращающегося «путинского большинства» станет меньше интересоваться рассказами «Первого канала» про нацистов в украинском Прикарпатье и заговоры ЦРУ, и больше — тем, что думают и предлагают критики режима.

Да, конечно, как уже отмечают адвокаты и правозащитники, органы политического сыска будут искать новые зацепки, чтобы продолжать сажать неугодных. Но это, в любом случае, увеличит их нагрузку и, что еще важнее, вносит некоторую сумятицу в ряды силовиков. Люди, живущие по приказу, любят ясность и четкость. Путинские предложения их явно не увеличивают. Они скорее вызовут вопрос — что, собственно, хотят эти люди в Кремле?

Задача Кремля — выпустить пар

А люди в Кремле просто реагируют на ситуацию и занимаются тем же, чем занимались и раньше, — управляют страной «вручную», но в условиях, когда население забыло свой восторг от аннексии Крыма (как забыло оно когда-то очереди в советские магазины, ужас от войны в Чечне и многое другое) и теперь значительно больше озабочено тем, что получит свои 14-16-18 тысяч пенсионных рублей на пять или восемь лет позже.

Задача — сделать так, чтобы у этих людей не появилось соблазна глубже задуматься о причинах происходящего в их жизни и начать искать объяснений, альтернативных кремлевским. Ответ Кремля прост — выпустить пар, не привлекать внимания к критическим публикациям в сети, уменьшить число публичных скандалов, которые вызывают посадки блогеров. Пусть пишут, что хотят, главное — не привлекать к ним особого внимания.

«Перестройки-2« не будет

Это, конечно, не «Перестройка-2» (ее не будет), но признание того, что сегодня главная проблема путинского режима — не городские средние классы, а разочарованные сторонники президента. Экономического прогресса на горизонте не видно, очевидных возможностей отвлечь внимание граждан чем-то, что хотя бы отдаленно могло напомнить так называемую «крымскую весну» — тоже.

Кремлю ничего не остается кроме тушения локальных пожаров и совершенствования системы «ручного управления». Если добавить к этому последние результаты опросов общественного мнения, которые показывают снижение уровня доверия к Владимиру Путину до «докрымского» уровня, то налицо — возобновление того политического кризиса, который первый раз проявил себя в эпоху протестов 2011-2012 года, и который Путин на время купировал захватом Крыма, донбасской войной и интервенцией в Сирии.

«Сковородка осталась, но тефлон сошел» — так один видный московский социолог ответил мне на вопрос «Что случилось с Путиным в последние недели?» Похоже, так оно и есть.

Автор: Константин Эггерт — российский журналист, ведущий программ телеканала «Дождь». Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Видео
Главная / Статьи / Мнение / Путин и триумф ручного управления