Кобзон умер, но дело его живет!

Игорь Эйдман: он был преступником, ведущим личный криминальный бизнес и соучаствующим в злодеяниях государства.

Умер Кобзон. Он был типичным представителем современной российской элиты. В его фигуре сошлись три ее источника и составных части: советская номенклатура (включая партаппарат, КГБ и т.п.), преступный мир и продажная интеллигенция. Еще в СССР он был своим во всех этих, тогда еще не слившихся воедино средах. Певец был любимцем партаппаратчиков и кгбешников, а одновременно обделывал темные делишки с ворами в законе. Он дружил с одной стороны с генералами и секретарями обкомов, а с другой — с Япончиком и Тайванчиком. Кобзон был своеобразным первопроходцем номенклатурно-бандитского союза, посредником, соединявшим эти два мира. После крушения Советского Союза тонкая пленка, разделявшая бандитов и аппаратчиков, лопнула, и они слились в едином порыве к обогащению любой ценой.

Не случайно тогда коммерческие дела певца резко пошли в гору. Он стал успешным криминальным бизнесменом, тесно связанным с властями, бандитами и спецслужбами: мультимиллионером, подельником Михася, депутатом ГД, доверенным лицом Путина, приятелем видных чекистов.

Как и вся российская элита, он предпочитал любить родину за деньги по телевизору, а жить и лечиться — на Западе. Как и вся элита, он поддерживал государственную ложь и любые преступления властей. Как и вся элита, он и сам был преступником, ведущим личный криминальный бизнес и соучаствующим в злодеяниях государства.

Кобзон умер, но бандитско-номенклатурный союз, к становлению которого он приложил руку, живет и господствует в стране.

Мнение
Кнопка невозврата
Финальный отсчет путинской эпохи
Последняя карта
Годовщина «рокировочки»
Главная / Статьи / Мнение / Кобзон умер, но дело его живет!