Что нас ждет после 18 марта

Юрий Самодуров: "Кино" на политической и общественной сцене будет продолжаться

Моя заметка «О возрождении демократического движения в России после его неизбежного поражения на выборах 18 марта» не получила отклика почти ни у кого из друзей и знакомых, кому я ее послал. Наверное, причина в том, что то, чего я жду от серьезных оппозиционных кандидатов в президенты и оппозиционных политических партий после их поражения на выборах 18 марта, — это чистой воды оптимистический футуризм. Но этот безусловный футуризм обосновывается все-таки несколькими логическими и психологическими рассуждениями.

Когда все оппозиционные кандидаты в президенты кроме Навального (к какой бы партии они не принадлежали) через пару недель после выборов 18 марта поймут, что им нужно ждать еще 6 лет, да и тогда шансов у них, по-видимому, нет (см. объяснение Венедиктова, почему Путин останется у власти и после 2024 года, если будет жив и здоров), что они будут делать? Займутся разведением огородов? Ведь бессмысленно талдычить еще 6 лет о победе на следующих выборах. Мне кажется, что хотя бы поэтому что-то должно измениться.

Но как ни смешно, скорее всего, и Явлинский (и «Яблоко»), и Касьянов (и «Парнас»), и Зюганов (и КПРФ), и Грудинин (тот действительно может вернуться разводить огороды или получить какую-то должность у Путина) после 18 марта начнут мямлить теперь уже об очередных, следующих выборах в ГД и о том, что их задача — получить побольше голосов на этих выборах… О выборах президента в 2024 году они несколько лет помолчат. Навальный будет продолжать делать что-то такое разоблачительное.

В общем все, что можно ожидать серьезного после поражения оппозиции на выборах 18 марта, мы получим не от оппозиционных партий и их руководства, а от власти. И это серьезное будет состоять в углублении застоя во всех областях жизни и экономики в результате несменяемости власти, новой объявленной Путиным гонки вооружений, аннексии и удержания Крыма, поддержки сепаратизма на Донбассе в Украине, ужесточении цензуры, более жестоких разгонах митингов и более суровых приговорах за уличные протесты, в распространении наказаний за протесты в интернете.

Или же что-то еще произойдет в результате серьезного поражения страны, но это тоже будет вынужденное изменение, идущее не от оппозиции и не от демократических лидеров движения и пока совершенно непредсказуемое по своему характеру…

В общем, «кино» на политической и общественной сцене либо будет продолжаться примерно такое же как сейчас, либо нас ждет «обрыв ленты». Мы — десятки миллионов людей «в зале» — в лучшем случае после 18 марта останемся в роли кто взрослеющих, а кто стареющих зрителей и комментаторов этого псевдодемократическо-плутократическо-путинского «кино», которым нужно как-то выживать, «крутиться», работать и благодарить власть, за то, что работает транспорт, больницы, школы, а у кого есть пенсия — благодарить бога за то, что она выплачивается.

Видео
Новости