О втором всероссийском съезде в защиту прав человека

Юрий Самодуров: сопротивляться сегодня надо!

Второй Всероссийский Съезд в защиту прав человека (первый проходил в 2001 году) состоялся в Москве 26-27 ноября 2017 года.

В первый день на Съезде присутствовало около 300 человек – приезжих и москвичей, во второй около 120 человек, в основном люди, приехавшие из других городов.

Итоги первого дня работы 26 ноября 2017 года.

26 ноября я пробыл с 10 утра до 18 вечера на втором Всероссийском Съезде в защиту прав человека, который проходит в гостинице «Космос» и организован «пулом» неправительственных организаций, вдохновителем которого был Лев Пономарев – руководитель ООД «За права человека».

Открылось заседание приветствием участникам Съезда Людмилы Алексеевой, председателя МХГ (сама она не присутствовала по нездоровью), которое зачитал ведущий заседание Лев Пономарев.

После зачитывания приветствия Людмилы Алексеевой, развернутый и серьезный доклад сделал Лев Пономарева (его соавтором указана в розданном тексте доклада Людмила Алексеева).

Затем выступление не присутствовавшего С.А. Ковалева (оно показалось мне самым принципиальным и самым острым) прочел по его просьбе Александр Черкасов, председатель правозащитного центра «Мемориал» , дополнивший выступление Ковалева и собственными соображениями.

Пожалуй за годы моей жизни и участия в прошлом в нескольких десятках разных конференций по правозащитной и близкой к этому проблематике, сегодняшнее заседание Всероссийского съезда в защиту прав человека оказалось самым интересным и мощным и широким по тематике как в плане представленных докладов так по их уровню!

Не только и не столько выступления мэтров правозащиты и нескольких медийных фигур, сколько откровенные и иногда просто блестящие по уровню аргументации и фактологии выступления делегатов (представителей) самых разных групп общества были великолепны.

Удалось послушать и это было бонусом не обозначенным в программе:

– водителей дальнобойщиков, протестующих против системы поборов «Платон»;

– обманувшихся и обманутых валютных ипотечных заемщиков, не могущих расплатиться с банками за купленные в кредит квартиры, после неожиданного для них, но не для банков роста стоимости доллара в 3-4 раза;

– людей незаконно выселяемых судами на улицы из своих квартир, после перевода мэрией и Собяниным их домов в нежилой фонд;

– людей, чьих детей не берут в московские и подмосковные школы из-за отсутствия у них и родителей прописки;

– шахтеров, из Ростовской области, которым владелец шахт после их закрытия и увольнения выплатил (и то после отчаянной борьбы) только половину полагающихся им денег;

– представителя профсоюза преподавателей МГУ рассказавшего, что правительство приняло и осуществляет по всей стране решение уволить около 30% преподавателей ВУЗов;

– жителей нескольких московских новых 25-этажных домов, которым на прилегающей к домам территории вместо обещанных им и полагающихся по нормам школы и двух детских садов, построили только один детский сад и воткнули еще несколько 25 этажных домов;

– женщину-врача, представлявшую коллектив первой и единственной в Москве больницы паллиативной помощи людям нуждающимся в облегчении боли и страданий и реабилитации после операций и тяжелой болезни (впервые на ее лекции узнал что это такое и как это важно);

– ребят – наблюдателей из общественной ассоциации «Голос», рассказавших как эволюционирует техника фальсификации участковыми избирательными комиссиями результатов подсчетов голосов на выборах и референдумах в связи с совершенствованием техники наблюдения за их махинациями. А еще они рассказали об источниках финансирования всех думских партий через липовые фонды (кстати, за один голос избирателя подданный за партию, преодолевшую избирательный барьер, каждая партия получала из бюджета несколько лет назад 55 рублей, а сейчас 142 рубля, причем сами депутаты Госдумы увеличили выплачиваемую за один голос избирателя сумму из-за уменьшения явки людей на выборы).

И хотя не всех выступавших в этой панели я упомянул, хочу сказать, что сильное впечатление на меня и всех в зале произвел рассказ Олега Орлова («Мемориал») о нарушениях в Дагестане и Чечне прав людей на элементарную справедливость и жизнь.

А главное, что все названные мной выше люди, выступления которых я слышал, и которые представили жуткую картину происходящего в стране беззакония, цинизма, алчности, равнодушия, обмана чиновников, рассказывали об этом не понаслышке, а о том, с чем столнулись и через что прошли сами.

Это были не писатели и читатели сайтов, как и я сам, а реально борющиеся за свои права люди, пытающиеся добиться законного решения проблем, о которых они сегодня рассказывали!

И что самое, пожалуй, важное, по-моему, только в двух случаях из всех, о которых рассказали эти люди, им удалось ДОБИТЬСЯ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ И ВЫПОЛНЕНИЯ СФОРМУЛИРОВАННОГО В СТАТЬЯХ РОССИЙСКОЙ КОНСТИТУЦИИ И РОССИЙСКИХ ЗАКОНАХ СВОИХ И ДРУГИХ ГРАЖДАН ЗАКОННЫХ ПРАВ.

Например – Элла Кесаева и ее соратницы после 13 лет борьбы добились того, что Европейский суд в сентябре 2017 признал, что при освобождении захваченной в 2004 году в ходе второй российско-чеченской войны боевиками школы в Беслане гибель детей произошла в результате стрельбы по школе российскими военными из летального оружия.

Второй случай успешной борьбы за свои и других граждан права это успех коллектива 11 клинической больницы, закрытой Собяниным в числе 15 московских больниц. Выходя на митинги и пикеты коллектив 11 больницы смог добиться создания на ее базе больницы паллиативной помощи.

Другие закрытые московские больницы были Собяниным отданы в качестве недвижимости коммерческим фирмам вместо того, чтобы, как предлагалось, создать на их базе больницы паллиативной помощи, которая сегодня развита во всех цивилизованных странах кроме России, находящейся, как я услышал в докладе, сегодня на 54 месте из 55 сравнивавшихся стран по уровню медицинской помощи населению..

Что же из этого следует? Следует жить и не опускать руки, и сопротивляться и в одиночку и всем вместе, объединяя силы и не боясь!

А сопротивляться сегодня надо! Иначе будет еще хуже – кадры со зверскими разгонами митингов все время шли на экране в зале заседания.

Сопротивляться нужно всем лицам и структурам, нарушающим наши конституционные свободы и права.

Именно это было главной мыслью многих известных мне и в стране выступавших на Съезде людей.

Это предложение было оформлено и воплощено оргкомитетом Съезда взявшим на себя также функции его редакционной комиссии в нескольких подробных предложенных участникам Съезда для обсуждения и принятия резолюциях.

Резолюций было много. Так, были зачитаны и приняты резолюции с требования и конкретными предложениями по улучшению работы судебной и пенитенциарной систем; резолюция на тему общественного контроля, резолюция с требованием отмены двух с лишним десятков законов репрессивной направленности.

Приняты резолюции с требованиями и предложениями: по обеспечению законности в деятельности правоохранительных органов, резолюция с требованиями и предложениями по обеспечению свободы собраний и деятельности общественных объединений, резолюция с требованиями и предложениями по обеспечению свободы выражения мнений в СМИ и требованием остановить в федеральных СМИ пропаганду ненависти. Принята резолюция с конкретными требованиями и предложениями по обеспечению трудовых и социальных прав людей. Резолюция с требованиями и предложения по обеспечению и ужесточению не фиктивного, а подлинного контроля за системой выборов.

Всего в розданных нам материалах находилось не менее 87 (!) требований и предложений за которые проголосовал.

Кроме того, была принята отдельная важная резолюция по Чечне. Принято решение учредить «антипремию» имени Юлиуса Штрейхера (Ю.Ш. был гитлеровским пропагандистом и редактором главной нацистской газеты, казненным по решению Нюрнбергского трибунала) для борьбы с бесконечными потоками ненависти и лжи распространяемыми федеральными телевизионными каналами.

Хочу сказать, что я сделал два главных вывода из услышанного сегодня на Съезде.
Положение в стране намного хуже, чем я себе представлял.
Добиваться и бороться за улучшение положения в стране, надеясь, что принятые Съездом резолюции будут услышаны властями и будут учтены и реализованы хотя бы на 10-15%, по-моему, нельзя.

Мне кажется, что время реализации принятых Вторым Всероссийским съездом в защиту прав человека предложений и требований наступит и станет возможным только после кардинального изменения существующего в стране политического и в значительной степени экономического режима и только после ухода Путина.

Поэтому, я передал сегодня членам редкомиссии Съезда в перерыве между заседаниями следующее предложение (извините, проект еще одной резолюции):

«Исходя из того, что российские законодатели, исполнительные органы власти всех уровней и силовые структуры открыто нарушают многие конституционные свободы и права граждан (в частности, право на свободу митингов, демонстраций, на независимый и справедливый суд, право на трудовые забастовки, всяческих затрудняют деятельность общественных организаций и оппозиционных политиков и т.д. и т.п.) главным образом с целью обеспечить несменяемость Путина на выборах президента и поддержку населением его внутренней и внешней политики,

Всероссийский Съезд в защиту прав человека заявляет, что В.В.Путин не имеет права в четвертый раз выдвигать свою кандидатуру и баллотироваться на пост президента России на выборах в 2018 году;

Всероссийский Съезда в защиту прав человека заявляет протест против нарушения высшим руководством России норм международного права и требует от российского руководства в соответствии с этими нормами прекратить поддержку самопровозглашенных небольшими группами лиц Донецкой и Луганской республик на территории Украины и начать переговоры о возвращении Крыма.»

Итоги второго дня работы съезда

Этот день подтвердил мои впечатления от первого дня его работы. Главными вопросами и темами в первом тематическом блоке был вопрос о методах и характере взаимодействии правозащитников с органами власти, развитии сетевой структуры взаимодействия правозащитных и других гражданских организаций в регионах и их связи с наиболее мощными, авторитетными правозащитными структурами в Москве, в том числе с Советом по правам человека в России и отношении к этому Совету при президенте. Выступили около двух десятков человек, приехавших на Съезд из очень разных мест – из Кабардино-Балкарии, Калуги, Омска, Пензы и других.

Почему так нужна сетевая организация в регионах я понял после короткого разговора в кулуарах с Татьяной Михайловной Котляр из Калуги (чтобы было понятно о ком речь, скажу, для того, чтобы помочь беженцам и мигрантам с Украины она, в частности, помогает и прописала в своей квартире несколько сот человек, которым без прописки невозможно легально устроиться на работу, отдать детей в школу, получить медпомощь и т.д. и т.п.). В ответ на мой вопрос, каковы ее главные впечатления о съезде, Татьяна Котляр сказала мне примерно следующее: «Хорошо вам, москвичам. Правозащитных организаций в Москве много. Если у кого есть проблемы с призывом в армию или во время службы то они идут за помощью к Сергею Кривенко, мигранты за помощью идут к Ганнушкиной и т.д. А на всю Калужскую область и в Калуге одна только моя правозащитная организация. И по любым вопросам за помощью идут ко мне – и по ЖКХ, и по миграции и призыву в армию и т.д. Поэтому на местах так нужна сетевая структура связей, чтобы обращаться друг к другу за консультациями и за помощью – как решать те или иные вопросы».

Вторым блоком на заключительном заседании был исключительно содержательный доклад Сергея Анатольевича Пашина, юриста, члена Независимого экспертно-правового совета (НЭПС) о поправках предлагаемых НЭПСом в правила уголовного судопроизводства и работы судей, которые осуществляются через постановления Верховного суда (возможно и как-то иначе). Затем Пашин ответил на конкретные вопросы наверное двух десятков участников Съезда по тем уголовным процессам, где они сами являются истцами или защитниками других людей.

Когда слушали выступление Пашина у меня и соседа «по креслам в ряду» Андрея Збарского, в прошлом редактора крупного издательства и распространителя «Хроники текущих событий», невольно вырвался вздох восхищения и сожаления: «Вот кого мы хотели бы видеть на месте председателя Верховного Суда России вместо Лебедева!»

На последней в этот день полутора или двухчасовой консультации участников заседания по актуальным вопросам применения нового законодательства для юристов и сотрудников некоммерческих организаций, занимающихся юридической практикой, проводимой экспертами НЭПС я не присутствовал. После окончания съезд был закрыт.

О главных впечатлениях от съезда я спросил во время перерыва еще нескольких его участников.

Анатолий Шабад, доктор наук, коллега Андрея Сахарова по работе в отделе ФИАНА, депутат знаменитого первого созыва Верховного Совета России при Ельцине сказал, что для него, впервые после долгого перерыва участвующего в правозащитной конференции, произвело впечатление, как вырос уровень разумности и точности выступлений. Но, к сожалению, вопросов, поставленных съездом и возникших у него лично, больше, чем ответов на них.

Александр Черкасов, руководитель правозащитного центра «Мемориал» и член Оргкомитета съезда сказал что согласен с моим мнением о том, что проблема съезда состоит в том, что предложения и требования правозащитников не удается вывести на уровень политической повестки, политической злобы дня.

Андрей Збарский сказал, что его главное впечатление от того, что он услышал и от съезда, насколько сильно за последние годы увеличилась непробиваемость тех инстанций, с которыми имеют дело правозащитники.

Один мой старый товарищ по демократическому движению констатировал, что съезд ничего не может изменить и ни на что не повлияет, но увидеть старых друзей было очень приятно.

В заключение, хочу сказать еще о двух очень важных, по-моему, итогах съезда.

Мне кажется, без решения вопроса о сменяемости власти все или почти все, что предлагалось на съезде уйдет в песок, в том смысле, что реализовать большую часть предложений и требований сформулированных в резолюциях съезда сегодня НЕВОЗМОЖНО, если Путин будет участвовать в президентских выборах в 2018 году и снова займет должность президента.

То, что Всероссийский Съезд в защиту прав человека не попытался сформулировать и никак не высказал свою позицию по этому вопросу, представляется мне принципиальным упущением и недостатком.

Но есть еще один вопрос, логически вытекающий из всего, что говорилось на Всероссийском съезде в защиту прав человека. Хочу попросить всех, кого этот вопрос заинтересует, подумать , какими средствами и что можно вообще сделать, чтобы конкретные предложения и требования высказанные и сформулированные в ходе съезда, можно было бы поставить и поднять в нашей стране на уровень политической повестки и политической злобы дня. По-моему это необходимо и думаю, что с этим согласны все члены Оргкомитета съезда. К сожалению, этот вопрос на заседаниях съезда также не обсуждался.

Это как раз тот вопрос и та проблема для решения которой нужны участие и солидарность с правозащитниками, журналистами, юристами и гражданскими активистами в нашей стране и за рубежом.

Видео
Новости