Как Сталин дружил с Гитлером и делил с ним мир (часть 5)

17. Телеграмма Молотова – Сталину, 14 ноября 1940 г., 01:20.
Сталину. Сегодня, 13 ноября, состоялась беседа с Гитлером три с половиной часа и после обеда, сверх программных бесед, трехчасовая беседа с Риббентропом. Пока сообщаю об этих беседах кратко. Подробности следуют.
Обе беседы не дали желательных результатов. Главное время с Гитлером ушло на финский вопрос. Гитлер заявил, что подтверждает прошлогоднее соглашение, но Германия заявляет, что она заинтересована в сохранении мира на Балтийском море. Мое указание, что в прошлом году никаких оговорок не делалось по этому вопросу, не опровергалось, но и не имело влияния.
Вторым вопросом, вызвавшим настороженность Гитлера, был вопрос о гарантиях Болгарии со стороны СССР на тех же основаниях, как были даны гарантии Румынии со стороны Германии и Италии. Гитлер уклонился от ответа, сказав, что по этому вопросу он должен предварительно запросить мнение Италии.
Риббентроп упорно настаивал на том, чтобы по вопросу о черноморских проливах мы высказались за пересмотр конвенции Монтре и за новую конвенцию при участии Турции, СССР и Германии с дачей гарантий для территории Турции и обещанием удовлетворить законное пожелание СССР о непропуске в Черное море военных судов нечерноморских держав. Я ответил, что по этому вопросу СССР должен договориться с Турцией, имея в виду, что для Германии и Италии, не являющихся черноморскими державами, вопрос о Проливах не является существенным с точки зрения их безопасности, а для СССР вопрос о Проливах связан не только с заключением нового соглашения с Турцией, но и с реальными гарантиями безопасности СССР. Вопрос же таких гарантий касается не только Турции, но и Болгарии в указанном мною смысле, то есть с дачей гарантий для самой Болгарии. На поставленные вопросы я ответил ему, что «совместную работу» СССР, Германии, Италии и Японии в деле разграничения основных сфер влияния между ними считаю возможной и желательной, но об этом надо договориться, причем следует правильно увязать эти вопросы завтрашнего дня с вопросами сегодняшнего дня. Риббентроп внес, вернее, прочитал черновые наброски («сырые мысли») проекта совместного открытого заявления четырех держав и два проекта секретных протоколов:
А) О разграничении главных сфер интересов четырех держав с уклонением нашей сферы в направлении к Индийскому океану.
Б) О Проливах — в духе соглашения между Турцией, СССР, Италией и Германией. Риббентроп предложил эти проекты обсуждать в обычном дипломатическом порядке через послов.
Я сказал, что не возражаю против такого порядка обсуждения этих проектов. Тем самым Германия не ставит сейчас вопрос о приезде в Москву Риббентропа.
Таковы основные итоги. Похвастаться нечем, но по крайней мере, выявил теперешние настроения Гитлера, с которыми придется считаться.
Я еще не обдумал, какое дать коммюнике о моем отъезде из Берлина, так как только что вернулся от Риббентропа и от него не имею никаких предложений об этом. Если успеете дать совет, прошу это сделать.
Молотов
АВП РФ. Ф. 059. Оп. 1. П. 33. Д. 2314. Лл. 41–44. Машинопись. Заверенная копия.

18. Телеграмма Вышинского для Молотова в Полпредство СССР в Германии для Молотова, 14 ноября 1940 г., 07:15.
Тов. Молотову от Инстанции
Передаем следующий текст проекта коммюнике: «Во время пребывания в Берлине в течение 12–13 ноября с.г. Председатель Совета Народных Комиссаров СССР и Народный комиссар иностранных дел В.М. Молотов имел беседу с рейхсканцлером А.Гитлером и министром иностранных дел Германии Риббентропом. Обмен мнений протекал в атмосфере взаимного доверия и установил взаимное понимание по всем важнейшим вопросам, интересующим СССР и Германию.
В.М. Молотов имел также беседы с рейхсмаршалом Герингом и заместителем Гитлера по партии национал-социалистов имперским министром Гессом. 14 ноября с.г. утром Председатель СНК СССР и Народный комиссар иностранных дел В.М. Молотов выехал в Москву».
Лучше было бы, чтобы сначала немцы предложили свой проект.
Передал по поручению Инстанции.
Вышинский
АВП РФ. Ф. 059. Оп. 1. П. 339. Д. 2315. Лл. 38–39. Машинопись. Заверенная копия.

Итоги переговоров в Берлине Молотов подытожил в последней телеграмме Сталину:
«Похвастаться нечем, но по крайней мере выяснил теперешние настроения Гитлера, с которыми придется считаться».

Утром 14 ноября Молотов покинул Берлин.

По возвращении Молотова в Москву вечером 15 ноября 1940 года состоялось заседание Политбюро ВКП(б), на котором Молотов подробно доложил о прошедших переговорах.

19. Ответ Сталина Гитлеру, 25 ноября 1940 г.
25 ноября 1940 года Молотов передал германскому послу Шуленбургу советский ответ:

«СССР согласен принять в основном проект пакта четырех держав об их политическом сотрудничестве и экономической взаимопомощи […] при следующих условиях:
1. Если германские войска будут теперь же выведены из Финляндии, представляющей сферу влияния СССР, согласно советско-германского соглашения 1939 года […]
2. Если в ближайшие месяцы будет обеспечена безопасность СССР в Проливах путем заключения пакта взаимопомощи между СССР и Болгарией и организации военной и военно-морской базы СССР в районе Босфора и Дарданелл на началах долгосрочной аренды;
3. Если центром тяжести аспирации СССР будет признан район к югу от Батума и Баку в общем направлении к Персидскому заливу;
4. Если Япония откажется от своих концессионных прав по углю и нефти на Северном Сахалине на условиях справедливой компенсации. Сообразно с изложенным должен быть изменен проект протокола к Договору 4-х держав, представленный г. Риббентропом о разграничении сфер влияния, в духе определения центра тяжести аспирации СССР на юге от Батума и Баку в общем направлении к Персидскому заливу».

Заменив «Индийский океан» на «Персидский залив» Сталин дал понять Гитлеру, что его интересует не индийский чай, а ближневосточная нефть. Два первых пункта касались Европы. Как и можно было ожидать, этим четырехкратным «если» вопросу о пакте был положен конец. Гитлер понял истинную суть сталинских предложений.

Для западных исследователей и публики содержание этого документа не было тайной. В 1948 году, после того, как архивы германского МИД оказались в руках американцев, он был опубликован в знаменитом сборнике Госдепартамента «Nazi-Soviet Relations».

В СССР сборник назвали «антисоветской фальшивкой» и «провокацией в духе «холодной войны». Однако в 1990-х годах в Москве «нашлась» машинописная копия с собственноручной пометкой Молотова: «Передано г. Шуленбургу мною 25 ноября 1940 г.»

20. Итоги
Берлинские переговоры закончились безуспешно, потому что оба агрессора оказались очень жадными и не смогли договориться друг с другом.
Если бы они договорились, то история Второй мировой войны и всего мира могла бы быть совсем другой.

Андрей Илларионов

Главная / Статьи / Мнение / Как Сталин дружил с Гитлером и делил с ним мир (часть 5)