«Закрывая» небо, Трамп оставляет Путину видеомагнитофон

США выходят из Договора по открытому небу. На очереди — соглашение СНВ-3. Вашингтон демонстрирует, что не доверяет России и не считает нужным с ней договариваться, пишет Константин Эггерт.

«Россия договор не соблюдает. До тех пор, пока она не будет соблюдать, мы из договора выйдем. Тогда они вернутся и захотят заключить новую сделку», — Дональд Трамп в своем фирменном стиле бизнесмена объяснил причины, по которым Соединенные Штаты через шесть месяцев выйдут из Договора по открытому небу — соглашения, согласно которому почти сто стран, его подписавших, имеют право для инспекции с воздуха военных объектов совершать полеты над территорией других государств, также его подписавших.

Вашингтон обвиняет Москву в нарушении договора

Договор заключили в начале девяностых. В силу он вступил в 2002 году. Соглашение — важный элемент системы мер доверия, прежде всего между двумя ядерными сверхдержавами, которую начинали строить еще Рейган и Горбачев в восьмидесятые годы. Выход из него США (если он действительно случится) несомненно ослабляет международную безопасность. Тем более, что Москва может попытаться отыграться на союзниках Америки по НАТО и перестать пускать их самолеты для полетов над Россией — мол, вы все равно поделитесь информацией со своими «американскими хозяевами».

Как и в случае с выходом Соединенных Штатов из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), со стороны Вашингтона нынешнему объявлению предшествовали обвинения в адрес Москвы в невыполнении соглашения. Американцы утверждают, что их самолеты не допускаются для полетов над фактически оккупированными Россией Абхазией и Южной Осетией, а также над Крымом, где Кремль прибрал к рукам бывшие военные базы Украины.

Как и в случае с выходом из ДРСМД в прошлом году, действия Трампа получили поддержку сторонников жесткой линии в отношении путинского режима, например ветерана армии и восходящей звезды Республиканской партии сенатора Тома Коттона. Он сказал, что «Открытое небо» давно превратилось «в актив российской разведки» и «устарело так же, как видеомагнитофон или кассетная дека».

И так же, как в истории с ДРСМД, Белый дом и Госдепартамент заявляют о желании видеть участником любого нового договора в этой сфере Китай. Который таких намерений не имеет.

Договор по открытому небу при смерти. Следующий на очереди — СНВ-3, который Трамп тоже намерен покинуть. Для путинской России это не очень хорошие новости.

Три удара по Кремлю

Во-первых, это фактически удар по ее статусу сверхдержавы. Ведь он во-многом поддерживается до сего дня идеей эксклюзивного равенства только с одной страной — США. Для переживающей свою ущербность московской «элиты» Америка — мерило всех вещей. Солнце для путинского руководства всходит и заходит в Вашингтоне. Отказ Белого дома считать Кремль равным себе партнером воспринимается «за красной стеной» очень болезненно.

Во-вторых, пандемия COVID-19 показала всему миру: российский режим, может быть, и стабилен, но далеко не так силен, как хотел бы казаться. Несмотря на модернизацию вооруженных сил России в последние 10-12 лет, он просто не может позволить себе новую гонку вооружений с американцами, которые остаются намного сильнее как в финансовом, так и в технологическом плане. То есть разрыв со сверхдержавой номер один будет только нарастать.

В-третьих, Вашингтон активно формирует свою новую глобальную повестку дня — «сдерживание» Китая. Оно, скорее всего, станет наследием администрации Трампа всем будущим хозяевам Белого дома на десятилетия вперед. Путинская Россия оказывается в ситуации неприятного выбора — стать младшим партнером пекинских коммунистов во главе с Си Цзиньпином, или занять позицию «позитивного нейтралитета» выгодную Америке.

Первое решение легкое, но чреватое долгосрочным ущербом для России. Второе — сложное, прежде всего, из-за полностью утраченного политического доверия между Москвой и Западом. Война с Грузией, конфликт с Украиной, RT и Sputnik, малазийский «Боинг» и покушение на Скрипалей плюс бесконечная официальная ложь — все это нужно преодолеть, чтобы разморозить отношения с США и их союзниками.

Однако в долгосрочной перспективе только такой подход может компенсировать демографическую и экономическую слабость России, нуждающейся в двух-трех десятилетиях политики, сконцентрированной на внутреннем развитии.

Путин выбрал Си?

Похоже, Путин уже выбрал опцию номер один. И администрация Трампа, и те, что придут за ней будут видеть в России фактического союзника Китая — и относиться к ней соответственно. Между тем, КНР уже доказала — она согласна только на отношения «сюзерен-вассал».

Кстати, в Пекине русским тоже не доверяют. Сказывается долгая историческая память: и о военных поражениях в конфликтах с Российской империей, и об экспансионизме поздних Романовых, и о советско-китайском противостоянии эпохи Мао Цзэдуна. Еще лет десять — и из Пекина в Москву начнут приходить не очень завуалированные внешнеполитические инструкции.

Комментарий Трампа по поводу выхода из Договора по открытому небу звучит снисходительно — дескать, «вам договор нужен больше — сами прибежите просить нас вернуться». Такого Путин обычно не прощает. Между тем, Москве нужно попытаться договориться с Вашингтоном о новых параметрах соглашения, чтобы поддержать мировой статус, повысить доверие к себе и послать предупредительный сигнал китайцам. Этот выбор диктуют долгосрочные национальные интересы России. Иначе рано или поздно она останется с тем самым «видеомагнитофоном».

Автор: Константин Эггерт — российский журналист, ведущий программ телеканала «Дождь».  Автор еженедельной колонки на DW.  Константин Эггерт в Facebook:  Konstantin von Eggert

Комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Смотрите также:

Главная / Статьи / Мнение / «Закрывая» небо, Трамп оставляет Путину видеомагнитофон