Кто боится ответственности за пандемию?

Сегодня в Женеве открывается ассамблея Всемирной организации здравоохранения, на которой руководству ВОЗ и некоторым ее членам придется туго. Накануне Австралия, не называя по имени объект подозрений, призвала провести независимое расследование для выявления источника коронавируса. Инициативу поддержали более 60 стран, включая Россию. Пекин правильно понял намек и обрушился на Австралию с яростной критикой, обвиняя ее в политической атаке на Китай. Интересно, что США австралийскую инициативу не поддержали – она показалась им слишком мягкой. Американцы требуют более жестких формулировок и прямо призывают расследовать роль Китая в распространении коронавируса.

Руководство ВОЗ, старающееся угодить всем, попало в неловкое положение – так часто случается с теми, кто пытается усидеть сразу на двух стульях. За обтекаемыми пока формулировками скрывается тяжкое обвинение Китая в том, что он либо долгое время скрывал истинные масштабы происшествия, либо потворствовал искусственному созданию вируса SARS-CoV-2. Последнее вовсе не так невероятно, как это пытается представить прогрессивная общественность, в частности, научная.

Наблюдается какая-та странная, необычная, просто неадекватная реакция научного мира на утверждения об искусственном происхождении вируса SARS-CoV-2. Тех, кто выдвигает такие предположения, публично смешивают с грязью, обвиняют в приверженности теориям заговора, в недобросовестности. Тон дискуссии отнюдь не академический. Ученые публикуют открытые письма с опровержениями, обвиняют своих коллег в конспирологических построениях. Не научные статьи в научных журналах, а публицистические опусы с научной аргументацией. Что-то невиданное!

Ведущий китайский вирусолог Ши Чжэнли, которая заведует лабораторией в Уханьском институте вирусологии, возражая индийским коллегам по поводу искусственного происхождении вируса, заявила так: «Я, Ши Чжэнли, клянусь своей жизнью, что это не имеет никакого отношения к нашей лаборатории. Я советую тем, кто верит и распространяет слухи из вредных источников в СМИ, а также тем, кто верит в ненадежный так называемый академический анализ индийских ученых, заткнуть свои вонючие рты».

«Я клянусь», «вонючие рты», «слухи из вредных СМИ» — это что такое? Что за базарный уровень возражений? Это говорит дипломированный ученый или гопник из подворотни? Может быть надо делать скидку на ее коммунистическую ангажированность? В такой манере велись «научные дискуссии» в советской прессе во времена борьбы с генетикой, с помощью которой, как известно, «враги народа» и агенты международного империализма пытались оболванить советский народ. Но то были сталинские времена, а что сейчас? И почему респектабельные западные вирусологи так снисходительно смотрят на эту разнузданную кампанию шельмования своих оппонентов? А то и сами принимают в ней участие.

Об искусственном создании вирусов они говорят как о чем-то запредельном, невозможном, и на сегодняшний день для науки даже недостижимом. Сама мысль о том, что вирус мог быть создан в лаборатории приравнивается к теории заговоров. С какой стати?

Синтетической биологией во всем мире занимаются уже лет сорок– с тех пор как в 1980 году немецкий биохимик Барбара Хобом сообщила о создании трансгенной бактерии. В 2010 году в Институте Крейга Вентера в США была создана первая бактерия с полностью синтетическим геномом. Редактирование генома – одно из самых быстроразвивающихся направлений генной инженерии.

Создание вирусных химер с помощью генной инженерии вполне обыденное дело, которым генетики заняты последние лет двадцать. В 2002 году Экард Уиммер из университета Стони-Брук в штате Нью-Йорк синтезировал абсолютную копию вируса возбудителя полиомиелита. С тех пор подобными исследованиями успешно занимаются в Китае, Японии, Западной Европе и Северной Америке. Об этом опубликованы десятки, если не сотни работ в открытых научных журналах, и никакой тайны из работ по созданию или модификации вирусов никогда не делалось. Почему предположение об искусственном происхождении вируса SARS-CoV-2 расценивается как дерзкий вызов научному сообществу и вообще здравому смыслу? Почему это вдруг вызвало такую яростную реакцию?

Еще можно понять Ши Чжэнли, которая возможно «упустила» из Уханьского института вирусологии синтезированный ею вирус – ей действительно стоит опасаться ответственности. Но почему многие ученые из других стран реагируют на это событие так нервно и необычно?

До сих пор работы по синтезу новых вирусов обсуждались только в научных кругах, в лучшем случае, в научно-популярных публикациях. Вопросы безопасности таких исследований были и вовсе уделом узких специалистов. А здесь было о чем подумать и побеспокоиться. Работы некоторых вирусологов были нацелены на значительное усиление патогенности новых вирусов или на возможность заражения ими новых видов. Трудно сказать, насколько это необходимо. Теоретически, это давало возможность описать механизмы инфицирования и сопротивления инфекции. Этакий искусственный тренажер на случай будущих угроз. Однако практически все это было довольно опасно, поскольку случаи утраты контроля над ситуацией случались даже в лабораториях с самой высокой степенью защиты. Информации об этих случаях достаточно много о открытых источниках.

Известно, также, что в 2018-м году специалисты из США, которые сотрудничали с Китаем в этой области, проводили инспекцию Уханьского института вирусологи, и даже общались с Ши Чжэнли. После посещения института они направили две дипломатические депеши в Вашингтон, в которых особо отмечали слабые места в обеспечении безопасности лаборатории.

Научные исследования нередко сопровождаются жертвами. За прогресс человечеству часто приходилось платить жизнями подвижников. 18 человек из США, СССР и Израиля погибли при полетах в космос; еще шестеро – при подготовке к полетам. Немецкий гигиенист Макс Петтенкофер, русский бактериолог и лауреат Нобелевской премии Илья Мечников, английский врач А. Уайт, американский врач Роджер Смит, немецкий врач и лауреат Нобелевской премии Вернер Форсман, австрийский врач Алоис Розенфельд и многие другие врачи и ученые ставили эксперименты на себе или сознательно заражали себя смертоносными инфекциями в поисках научной истины. Одни остались живы, другие погибли, но все они рисковали только своей жизнью.

Вирусологи, синтезирующие смертоносные вирусы, в каких бы то ни было целях – мирных или военных, подвергают риску все человечество. Случайности, аварийные ситуации неизбежны. Это все понимают, поэтому вопросы биоэтики и безопасности постоянно обсуждаются в связи с такими исследованиями. Евросоюз финансировал специальный проект SYNBIOSAFE, выпустивший в 2007 году отчет о нормах регулирования в синтетической биологии. В США в июле 2009 года прошел симпозиум на эту же тему.

Теперь же похоже на то, что аварийная ситуация в китайском институте вирусологии стала прологом к глобальной трагедии, затронувшей почти все страны мира. Понятно, что по итогам пандемии будут и дальше проводиться разбирательства и приниматься решения о дальнейшем финансировании подобных исследований. Не потому ли профессиональное сообщество так дружно и так саморазоблачительно пытается убедить общественное мнение в абсурдности самого предположения об искусственном происхождении вируса, вызывающего Covid-19? А тех, кто склонен думать иначе, спешно аттестуют несущими бред дилетантами, конспирологами или просто сумасшедшими. В то время как синтез вируса – факт давно свершившийся и в медицинских кругах общеизвестный.

Главная / Статьи / Мнение / Кто боится ответственности за пандемию?