Единственно на что эти ребята пока еще обижаются – это на сравнение Советского Союза с фашистской Германией. А собственно говоря, почему?

На днях исполнилось 80 лет с момента заключения союза двух тиранов – Иосифа Сталина и Адольфа Гитлера. 23 августа 1939 Вячеслав Молотов и Иоахим фон Риббентроп — главы ведомств по иностранным делам СССР и Германии подписали Договор о ненападении. К договору прилагался секретный дополнительный протокол о разграничении сфер интересов в Восточной Европе в случае «территориально-политического переустройства».

И переустройство не заставило себя ждать. 1 сентября немецкая армия вторглась в Польшу, 3 сентября Франция и Англия объявили войну Германии, а 17 сентября 1939 советская армия начала оккупацию Восточной Польши и стала соучастницей Второй мировой войны.

В 2009 году накануне годовщины начала Второй мировой войны Европейский парламент по инициативе Вацлава Гавела провозгласил 23 августа днем памяти жертв сталинизма и нацизма. Официальная реакция в России на это предложение была в высшей степени истеричная: «Как вы смеете ставить на одну доску нацистский режим и коммунистический строй? Как можно сравнивать Сталина и Гитлера?!»
Еще десять лет спустя, в год 80-летия начала Второй мировой войны, Российское военно-историческое общество решило по-своему отметить эту знаменательную дату — 23 августа 2019 был презентован сборник документов, связанных с подписанием того самого пакта Молотова — Риббентропа, который на Западе также называют пактом Сталина — Гитлера. Министр культуры Владимир Мединский назвал договор «Дипломатическим триумфом СССР». Российский Первый канал рассказывал: «Тогда СССР не только получил двухлетнюю фору для подготовки к нападению Германии, но и отодвинул свои границы на сотни километров от Ленинграда, Одессы и Минска». Знакомая с советских времен риторика.

Надо сказать, что товарищ Сталин тоже немного стеснялся называть вещи своими именами. В частности, советским людям объяснили, что вторжение Красной армии в Восточную Польшу было необходимо для защиты проживающих там украинцев и белорусов. Оккупацию Прибалтики, Бессарабии называли «защитой», «помощью» и тп., но никак не «завоеванием новых территорий» или даже «переносом границы на Запад».

Советский человек не понимал, что СССР вступил в войну 17 сентября 1939 года, что до вероломного нападения 22 июня Советский Союз был пусть и неофициальным, но верным союзником нацистской Германии, как и фашистская Италия. В Советском Союзе все знали о «бессмертном подвиге» Брестской крепости, героически сопротивлявшейся фашистам в 1941 году под руководством комиссара Фомина, но практически никто не знает о героическом сопротивлении защитников этой крепости в сентябре 1939 года танкам Гудериана. И неизвестны имена генералов Плисовского и капитана Радзишевского, командовавших обороной этой крепости, а потом арестованных и убитых в советских застенках.

В эпоху гласности стали раскрываться архивы, печататься воспоминания свидетелей. И то, что было известно на Западе уже много лет, стало признанным фактом и в России. Более того, 24 декабря 1989 года Съезд народных депутатов СССР принял резолюцию, в которой осудил подписание «секретного дополнительного протокола» между нацистской Германией и Советским Союзом.

И вот история снова стала мощным пропагандистским инструментом в современной России. Спорить с ними бесполезно. Стыдить еще бессмысленней. Единственно на что эти ребята пока еще обижаются – это на сравнение Советского Союза с фашистской Германией. А собственно говоря, почему? Известно, что в ходе переговоров о подписании пакта обе стороны, будучи представителями двух сверх идеологизированных режимов, инстинктивно пытались оправдать дипломатический кульбит во взаимоотношениях своих стран и найти для себя некую общую платформу.

И они её нашли!

Подводя итоги переговоров, Риббентроп сказал:
«Ни у нас, ни у Италии нет ничего общего с капиталистическим Западом и нахождение социалистического государства на стороне западных демократий представляется нам довольно противоестественным».
А советские товарищи и не возражали. Более того, историк Некрич писал, что германские и советские дипломаты отмечали общность антикапиталистической и антидемократической позиции их правительств. В частности, было сказано, что «в идеологии Германии, Италии и Советского Союза есть один общий элемент: противостояние капиталистическим демократиям».

А нынешний режим не подписался бы под подобной декларацией? Не заклеймил бы «западные демократии» и «гнилой либерализм»? Известно, «Россия не Европа». А тогда что?

12 сентября в Торонто прошла международная конференция Дня черной ленты, посвященная 80-летию заключения пакта Молотова — Риббентропа. Гарри Каспаров, выступая на конференции, дал подробную и объективную оценку этому документу. И объяснил, почему Путин и его режим пять лет назад начали изменять свою позицию по пакту: ответом является дата — 2014 год. «Год вторжения в Украину и аннексии Крыма — первой подобной агрессии в Европе после окончания Второй мировой войны. И тот, кто решил подражать сталинским методам — репрессии у себя дома и агрессия за рубежом, — неизбежно должен оправдывать эти методы исторически», отметил Каспаров.

Рекомендую полный текст выступления Каспарова: http://www.kasparov.ru/material.php?id=5D7FDD262A635

Главная / Статьи / Мнение / Единственно на что эти ребята пока еще обижаются – это на сравнение Советского Союза с фашистской Германией. А собственно говоря, почему?