Молитва как экстремизм

Свидетелей Иеговы преследовали и во времена гитлеровской Германии, и во времена Советского Союза. Сейчас в России они снова гонимы. В 2017 году  Верховный суд РФ запретил «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» и его региональные филиалы. Признал организацию экстремистской. В Томске сейчас судят иеговиста Сергея Климова. Его задержали 3 июня 2018 года и обвинили в том, что он руководил местной организацией «Свидетели Иеговы. Северная, Томск». И в том, что он организовывал богослужения и читал молитвы. Сергей Климов не считает себя виновным и «готов пострадать за веру».

Мы поговорили с женой Сергея Юлией Климовой и его адвокатом Артуром Леонтьевым.

— Предполагали ли вы такой вариант развития событий, что муж, Сергей Климов, окажется на скамье подсудимых?

— Нет, мой муж ничего не сделал плохого, делал только хорошее. Поэтому для нас это было большим шоком и стрессом. Мне до сих пор непонятно, почему он там находится.  До суда мы жили обычной жизнью, как и все нормальные люди. В веру пришли в 1996 году. Муж первый начал изучать Библию, потом я присоединилась. Мы ничего плохого не делали, служили Богу, и все.

Сергей Климов со своей женой Юлией
Сергей Климов со своей женой Юлией
Фото: предоставлено адвокатом Артуром Леонтьевым

— Что произошло в тот день, когда вашего мужа пришли задерживать?

— Это было 3 июня 2018 года в полдевятого утра. Мы с мужем собирались уезжать. Муж пошел к машине, его там и задержали. Их было десять человек. Двое с автоматами. Мужу сказали, что сейчас будет обыск в его квартире и что он обвиняется в экстремистской деятельности. Обыск продолжался пять часов. У нас забрали вещи, причем и мои тоже. Хотя мои вещи, как я поняла позже, они не имели права забирать. Там были банковские карточки, загранпаспорт, телефон, личный блокнот и тетради. Еще и диски. Один диск был музыкальный, на другом была записана свадьба дочери. У Сергея забрали телефон и водительские права. До сих пор телефон мне не отдали, сказали, что это суд решит. После обыска нас повезли на допрос. Где-то в половине третьего ночи меня отпустили, а Сергея продолжили допрашивать.

Я до сих пор не могу вернуть все свои вещи. Вернули только загранпаспорт и банковскую карточку. И то я умоляла и просила, чтобы мне отдали паспорт.

Когда допрашивали мужа, позвонить ему разрешили только тогда, когда привезли во временный изолятор. И там уже был адвокат по назначению. То есть нас 12 часов допрашивали без адвоката.

Видео: УМВД, задержание Сергея Климова

— Когда начались преследования иеговистов, обсуждали ли вы между собой, что риски возросли и что надо быть осторожнее?

– Конечно, обсуждали, но мы понимали, что запрещены только организации как юридические лица. Мы даже и не думали, что такое может быть. Мой муж к юридическому лицу вообще никакого отношения не имел и не имеет. Мы поэтому никогда серьезно не обсуждали и эмиграцию. Мы не думали, что до такого дойдет.

Причем мне не давали свидания с мужем восемь месяцев. На суды практически не пускали. Мы общались только через письма. Говорили, что мне свидания не положены. Что вы жена, мол, что он повлияет на вас или вы на него. Я думаю, это такой метод давления.

— Другим родственникам свидания давали?

— Сестре дали, но перед этим следователь сказал, что ее допросит. Она согласилась.

— Что говорит муж, когда общаетесь, насколько он готов к возможному обвинительному приговору?

— Я не могу сказать, готов ли он и насколько. Я могу сказать, что я не готова. И я изначально понимала, что штраф ему никто не даст. Потому что он сидит уже давно. Я говорила мужу, что не хочу, чтобы тебе срок давали. Мне тяжело будет. А он говорит: я же уже сижу.

— Ощущаете ли вы сейчас поддержку единоверцев?

— Они приходят на суды, помогают мне в каких-то моментах. Вы сами видели, сколько людей приходит на каждый суд.

Адвокат Сергея Климова Артур Леонтьев считает, что силовики слишком поторопились с уголовным преследованием иеговистов. Его подзащитный уверен, что судят его за веру, и готов за нее пострадать.

Адвокат Артур Леонтьев и его подзащитный
Адвокат Артур Леонтьев и его подзащитный
Фото: предоставлено адвокатом Артуром Леонтьевым

— Что конкретно вменяется в вину подсудимому?

– Сергею Климову вменяют организацию деятельности юридического лица — религиозного объединения Свидетелей Иеговы «Северная, Томск», которое было ликвидировано Верховным судом от 20 апреля 2017 года. Оно было ликвидировано совместно с другими организациями, которые входили в «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России». Его обычную деятельность как верующего человека интерпретируют как продолжение деятельности организации, которой уже нет. И это главная проблема, которая возникла то ли от недопонимания, то ли от намеренного смешения понятий, жонглирования такими выражениями, как «организация «Свидетели Иеговы», местная религиозная организация «Свидетели Иеговы» и так далее. И по сути смешивают два разных понятия. Юридические лица учреждает ограниченное количество людей, чтобы иметь возможность возить или печатать литературу. Чтобы получать разрешение на строительство и содержание религиозных сооружений и так далее. И раньше, собственно говоря, подобные организации этим и занимались. А религиозная деятельность как таковая проводилась независимо от юрлиц. Сейчас получается, что эту особенность то ли не знали и не понимали, то ли решили воспользоваться ситуацией и выдать желаемое за действительное.

Но если подходить строго по закону, то получается, что Верховный суд ликвидировал только конкретные юридические лица. Запрета на деятельность других организаций Свидетелей Иеговы, которые не имеют статуса юрлица, не было. Запрета на вероучение не было. Сейчас пытаются представить, будто запрет был  наложен на все.

Сергей Климов в зале суда
Сергей Климов в зале суда
Фото: предоставлено адвокатом Артуром Леонтьевым

— То есть формально Сергей Климов закон не нарушал?

— Сергей Климов мне объяснял, что был уверен, что ничего не нарушал. Он говорил: я ничего не нарушаю, согласно 28-й статье Конституции я могу исповедовать свою веру вне зависимости от запрета какого-либо юрлица. Индивидуально или совместно с другими. Вот я это и делал. Я и раньше не был ни учредителем, ни членом этих юрлиц. Конечно, все это было неожиданно. И задержание, и уголовное преследование. И предъявленное обвинение. Он до сих пор недоумевает: а почему все это мне приписывают? Я же этого не делал.

По факту его судят за то, что он выступал с речами на библейскую тему, общался с единоверцами и обсуждал общие темы и вопросы. Мы с вами любим футбол, мы с вами собираемся и обсуждаем футбол. Люди любят Библию и Бога, они собираются и обсуждают эти темы. Мне кажется, что силовики несколько поторопились с развернутым уголовным преследованием. А сейчас просто не могут остановиться. Потому что не было наложено запрета на вероучение.

Забавная ситуация складывается с тем, что Сергею Климову вменяют, что он использовал запрещенный сайт jw.org. На этом сайте содержатся все публикации, в том числе и те, которые были запрещены Минюстом России. Но Сергей не пользовался этим сайтом. У них и так было достаточно разного рода публикаций в электронном виде. И если нужны были какие-то песни, которые они используют на своих встречах, то они есть в свободном доступе в YouTube. И доказательств в деле, что именно он пользовался этим сайтом, нет. Это и не доказывает, что Сергей Климов продолжал деятельность запрещенной организации, так как этот сайт не принадлежал ни одной из ликвидируемых организаций. Также в обвинительном заключении сказано, что МРО «Свидетели Иеговы. Северная, Томск» якобы объединяло всех верующих на этой территории. Как это может быть? Это все равно, что утверждать, что какое-то юрлицо Русской православной церкви, которое состоит из ограниченного списка лиц и имеет определенные органы по уставу, объединяет всех православных на этой территории. И что все православные или люди, считающие себя православными, несут ответственность за ошибки этого юрлица. Но это правовой нонсенс.

Все обвинение построено на предположениях. Воспользовались тем, что у них есть секретный свидетель, который со ссылкой на то, что не хочет раскрывать свою личность, рассказал про Климова все, что нужно было следствию или обвинению. Неправду. А когда я задавал вопросы этому секретному свидетелю, чтобы уточнить какие-то детали, он говорил, что не будет отвечать, так как не хочет раскрывать свою личность. Хотя его личность известна. Я заявлял ходатайство, чтобы его личность раскрыли и повторно допросили, но мне суд отказал. Потом я просил суд вызвать его на допрос под его настоящими данными, поскольку данные есть в протоколе допроса, который фигурирует в деле. Суд ходатайство удовлетворил, но сказали, что свидетель на телефон не отвечает и повестки не получает. Тогда я начал ходатайствовать о приводе его в суд, так как личность данного свидетеля известна правоохранительным органам. Мне в этом тоже отказали.

 «Остальные свидетели обвинения говорили, что видели, как приходили какие-то люди, проповедовали, разговаривали о Боге.Была какая-то женщина, которая какое-то время изучала Библию со Свидетелями Иеговы. Но потом перестала посещать встречи. Я считаю, что нет оснований для возбуждения уголовного дела и для вынесения обвинительного приговора. Может быть, расчет еще и на то, что верующие испугаются и начнут соглашаться на все. Ну, как бывает иногда: парень, давай признай свою вину, получишь меньше. А если не признаешь, получишь по полной. Климова продавить не смогли. Он не пошел на попятную, вину не признал, показаний никаких не давал. А на него давили. Например, долго не давали свидания с женой. Думали, что через пару месяцев в СИЗО он, как и многие, сломается. Но он получает очень много поддержки. Ему присылают то ли в месяц, то ли в неделю 60-70 писем. А он сидит уже 15 месяцев в СИЗО. Жена, родственники, соверующие, друзья, знакомые продолжают его поддерживать.

Позиция Сергея такова: если надо пострадать за веру, то я готов. И приводит в пример апостола Павла. Когда того судили, он сказал, что меня судят за веру. Если вы считаете, что это заслуживает смерти, то я, не отрекаясь, готов умереть. Но моя совесть будет чиста. И перед Богом, и перед людьми. Он понимает, что рано или поздно будет реабилитирован. Вопрос в том, сколько времени пройдет. Есть примеры соверующих в гитлеровской Германии, в Советском Союзе. Они все были оправданы и реабилитированы. Они все были признаны жертвами политических репрессий. Поэтому Сергей Климов и говорил, что не может признать вину. Он не чувствует, что что-то нарушил, и считает, что вероисповедание — это его частная жизнь.

— Вы уже сказали о том, что суд принимает не все ваши ходатайства. Есть ли у вас другие замечания по процедуре? Дается ли возможность обосновывать свою позицию в суде?

— Да, ходатайства особо не принимаются. Я просил приобщить к материалам дела письменные доказательства: заключения специалистов, исторические документы, которые показывали истинную картину в отношении Сергея Климова и его соверующих. Их взглядов и практики. Тем более что к делу были приобщены какие-то заключения из Таганрога и Горно-Алтайска. Я говорил суду, что для объективности необходимо предоставить других специалистов, которые давали оценки именно в этих делах. Мне отказали в этом, сославшись на то, что это не имеет отношения к делу. Так, мы начали исследовать вещественные доказательства: видеофильмы, публикации Библии и так далее. Мы даже посмотрели один фильм «Библия — книга фактов и пророчеств». Еле вытерпели. Со стороны обвинения были комментарии: зачем мы это смотрим и какое это имеет отношение к делу? Я ответил, что это хороший вопрос, но он не по адресу. Я все ждал, где, в каком моменте в фильме будет экстремизм. Но фильм говорил о том, как Библия повлияла на людей. Как помогла им стать добрее и терпеливее к другим расам и учениям. Дальше суд и сторона обвинения отказались рассматривать вещественные доказательства, так как решили на них не ссылаться. Такое же решение было принято и в отношении медицинских публикаций, где говорилось об альтернативных способах переливания крови. Но тогда зачем в обвинительном заключении писать, что якобы Сергей Климов это пропагандировал. Понимаете, по сути юридические организации и ликвидировали за то, что они якобы распространяли литературу, которая была включена в список экстремистских. Якобы они пропагандировали превосходство своей веры над другими, потому что считали свою религию истинной, а другие ложными. Но все специалисты говорят, что это присуще любой религии. В той или иной степени любая религия считает себя истинной, а остальные в той или иной мере ложными.

Сейчас человека, который исповедует свою веру, привлекают к уголовной ответственности. Причем по серьезной статье: 282-й, части 1 УК. Тут либо штраф от 400 тысяч рублей, либо лишение свободы от шести до десяти лет. И всего лишь за то, что Сергей Климов собирался с верующими, читал Библию, обсуждал ее, пел духовные песни и молился. В документах дела даже молитва истолковывается как проповедь.

— Если суд поддержит обвинение, будете ли подавать на апелляцию?

— Конечно. Уже жалоба подана в Европейский суд по правам человека. Мы готовы обжаловать до конца приговор и пройти все судебные инстанции и ждать столько, сколько понадобится.

— Это ваш не первый судебный процесс как защитника Свидетелей Иеговы. Есть ли какая-то специфика ведения процесса в Томске?

– Особенность Томска в том, что Сергей Климов до сих пор сидит в СИЗО под стражей. То есть больше года. Хотя можно было поменять меру пресечения. Следствие уже закончено, повлиять он ни на что не может. Есть общая практика, в том числе и решение Верховного суда, которое говорит о том, что если человек сидит более года, то ему необходимо менять меру пресечения. Ее не нужно автоматически продлевать. Собственно, это и предмет нашей жалобы в ЕСПЧ, которую мы будем дополнять после приговора.

Еще судебные заседания ведутся для меня непонятно: не целый день, а полдня. Заседания подстраиваются под работу конвоя. Еще я думаю, что если бы Сергея Климова освободили, он мог бы здоровье подправить. Даже если бы потом нужно было отбывать срок. Он мог бы устроиться на работу, так как раньше занимался предпринимательской деятельностью. Его готовы даже работой обеспечить. Но его держат. Конечно, вести процесс сложно. Неслучайно я заявлял ходатайство о том, чтобы во время суда его посадили рядом со мной. Я понимаю, что такие требования, но адвокатской тайны как будто и не существует здесь.

Мое право общаться с клиентом так, как я считаю нужным. Передавать ему письменные записи без проверки кого бы то ни было. Здесь, в СИЗО, когда я прихожу на свидание со своим подзащитным, сотрудник СИЗО берет и смотрит, что я собираюсь ему передавать. Объясняют это тем, чтобы не было каких-то подписанных документов по имуществу. Это странное для меня объяснение. В Москве и Питере такого нет. Ведется же видеозапись, и если я сделаю что-то незаконное, то это будет зафиксировано. Был даже такой момент, что когда нужно было подписать документы в Европейский суд, то мне запретили это делать, и пришлось идти к начальнику СИЗО, который дал разрешение.

И сначала Сергея Климова поместили в одиночную камеру размером 1,70 на 2,80 метров. Поскольку он ранее не судим, он не знал о своих правах. Ему дали подписать бумагу: либо ты пойдешь к уголовникам, либо ты посидишь в одиночной камере. Человек был в шоке и подписал бумагу на одиночную камеру. И только потом он узнал, что это значит. Потом его перевели в камеру побольше, но он все равно там был один. Я тогда обращался к уполномоченному по Томской области, она стала следить за ситуацией. Потом мы столкнулись с тем, что невозможно было получить медицинскую помощь. Хотя понятно, что там есть врачи и они что-то делают. Но Сергею требовалась сложное стоматологическое лечение с протезированием. И мы долго добивались оказания лечения. Сначала боролись за то, чтобы провести стороннего врача в камеру. Он его пролечил, но потом сказал, что не может закончить без соответствующего оборудования. Мы долго добивались того, чтобы вывезти его в частную клинику. Это такой замкнутый круг был. В конце концов мы его вывезли, в том числе и с участием уполномоченного, и провели лечение.

И в то же время Сергей заслужил хорошую репутацию. Он нормальный, порядочный и спокойный человек. Другие заключенные к нему тянулись, кому мог, помогал. Говорит, что много людей в СИЗО хотят знать Библию. И все удивляются: неужели за это уже сажают?

Сергей Климов в зале суда
Сергей Климов в зале суда
Фото: предоставлено адвокатом Артуром Леонтьевым

— Каковы судебные прецеденты по делам против иеговистов, есть ли случаи оправдания?

– По такой статье, 282.2, части первой УК РФ, оправдательных приговоров еще не было. Более того, практика обвинительных приговоров только начинается. Есть только один приговор, вступивший в силу, по аналогичному обвинению, в отношении Денниса Кристенсена. Он получил шесть лет лишения свободы. Есть три приговора по второй части 282.2 статьи. И там без реального лишения свободы. В двух случаях был штраф, в одном принудительные работы и какое-то ограничение свободы. Там человек был в СИЗО около года, и там зачли пребывание в СИЗО. Я знаю, что сейчас идут суды в разных регионах. Посмотрим, какая будет практика. Я не исключаю, что будет применяться более мягкая практика. С другой стороны, кто-то может решить, что нужно запугать. Но вся история Свидетелей Иеговы говорит, что это не работает. Понятно, что какие-то люди испугаются и перестанут быть активными в своей вере. Но большинство нет. Большинству понадобится какое-то время, чтобы перестроить свое мышление и понять, в каких условиях они живут. И потом продолжать верить в новых формах, учитывая преследование. Так было и в других странах, и в Советском Союзе, и в гитлеровской Германии. При этом они придерживаются нейтралитета, не выступают против государства как такового. Для них важнее остаться верным Богу, даже несмотря на ограничение свободы или смертный приговор.

Сейчас судебный процесс близится к завершению. Допрошены все свидетели, изучены вещественные доказательства. Сергей Климов настаивает на своей невиновности, он уверен, что не сделал ничего плохого. Защита пытается изменить меру пресечения Сергею Климову. Но суд отклоняет все ходатайства, даже не разрешает подсудимому сидеть рядом со своим адвокатом. Следующее судебное заседание, где пройдут судебные прения, назначено на 12 сентября.

Для справки: Свидетели Иеговы – международная религиозная организация, которая возникла в 1930-е годы. Вероучение отличается своеобразной трактовкой многих религиозных понятий: они называют Бога по имени, не верят в ад как в место вечных пыток для грешников, не поклоняются святым и не делают их изображений, буквально трактуют заповедь «Не убий», отказываясь участвовать в военных действиях оборонительного характера.

Организации Свидетелей зарегистрированы в 240 странах мира, но запрещены в Китае, Иране, Ираке, Саудовской Аравии, Северной Корее, Таджикистане, Туркменистане, некоторых странах Африки и в России.

В нацистской Германии Свидетелей Иеговы отправляли в концлагеря, а в Советском Союзе высылали в Сибирь (в том числе и в Томскую область) по указу Сталина.

Мнение
Бесчестье
Заклинило
Реанимация русского правосознания