«Нет слов»

На шествии в память Бориса Немцова в Москве несли такой плакат

Фото: Евгений Фельдман для «Медузы»

26 февраля в Москве состоялся марш памяти политика Бориса Немцова — 27 февраля 2015 года его застрелили в ста метрах от Кремля (непосредственным исполнителем преступления следователи считают бывшего бойца чеченского батальона «Север» Заура Дадаева). По изначальному замыслу организаторов, граждане должны были дойти до места убийства, Большого Москворецкого моста — но мэрия согласовала традиционный для оппозиционных акций маршрут, от Страстного Бульвара до проспекта Сахарова. Двухчасовое шествие было спокойным, но разрозненным — все участники пришли со своими протестными лозунгами. «Медуза» рассказывает, что было на марше.

По Новопушкинскому скверу, щурясь от солнца, гуляли горожане, празднующие Масленицу — тут развернулась одна из фестивальных площадок. По другую сторону от станции метро «Тверская», на Страстном бульваре, проходили через рамки металлодетекторов участники марша памяти оппозиционного политика Бориса Немцова, застреленного 27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту. Организаторы шествия изначально собирались пройти от Китайгородского проезда до места убийства Немцова, но мэрия согласовала маршрут по Бульварному кольцу — до пересечения проспекта Сахарова с Садовым кольцом.

В 13:00, за час до объявленного начала марша, на бульваре уже собрались несколько сотен людей; часть развернула российские триколоры, флаги движения «Солидарность» и партии «Парнас». 
Фото: Евгений Фельдман для «Медузы»

Сразу за рамками царила ярмарочная неразбериха.

— Собираю средства для политзаключенных! — кричал бывший заключенный по «болотному делу» Владимир Акименков.

— Работает камера хранения! — вещал веселый мужчина; в руках у него при этом была только картонная коробка.

— Граждане! Не скапливайтесь возле рамок! — надрывался полицейский.

— А возьмите флаг России, — предлагала девушка.

Чуть дальше, в голове колонны, готовились развернуть главный баннер с надписью «Герои не умирают! Россия будет свободной!» Оппозиционный политик, друг Немцова Илья Яшин о чем-то говорил по телефону, держа в свободной руке еще и мегафон.

Бульвар постепенно заполнялся людьми. Над головами появлялись черно-желто-белые «имперки» националистов, флаги «Партии прогресса», «Демократического выбора», «Российского объединенного национального альянса». Транспарантов с портретом Бориса Немцова было даже меньше, чем флагов. На плакатах — фотография политика и фраза, оформленная как его цитата, например: «У нас все получится», или «Я против аннексии Крыма». Самодельных плакатов было мало. Изредка встречались люди с цветами — гвоздиками или желтыми тюльпанами.
Фото: Евгений Фельдман для «Медузы»

В начале третьего Страстной бульвар был заполнен, но марш не начинался — как позже напишет РБК, из-за того, что полиция изымала у участников плакат «Путин — это война». По словам активиста Петра Царькова, сотрудники МВД также отнимали другие плакаты с фамилией президента России (впрочем, их все равно несли некоторые граждане) и флаги Украины (а вот их на марше действительно практически не было). Кроме того, перед началом акции задержали активиста «Солидарности» Константина Ершова. Однако в первой колонне об этом, похоже, никто не знал. Собравшиеся здесь молча ждали начала шествия. Легкое возбуждение среди них вызывал разве что рукописный плакат «Масленица, Путина прогони»; несколько человек, улыбаясь, фотографировали его. Через минуту все снова смолкли.

В 14:30 колонны, наконец, начали движение. Сразу за секцией с российскими флагами шла колонна с национальными голубыми флагами крымских татар. Адвокаты Марк Фейгин и Николай Полозов (они, в частности, защищали украинскую летчицу Надежду Савченко) вместе с другими участниками несли баннер «Прекратите репрессии в Крыму! Свободу украинским политзаключенным!»

Один из несущих баннер мужчин объяснил появление проукраинского лозунга на памятном марше так: «Путин начал войну. Все, что против Путина, здесь уместно!» Позади баннера шли несколько десятков человек со значками «Нет войне».

Следом за ними бежал от одной колонны к другой высокий парень в военном камуфляже. 
Задержание человека, который облил Михаила Касьянова зеленкой, 26 февраля 2017 года. Фото: Евгений Фельдман для «Медузы»

— Отмени два восемь два [статья 282 УК РФ — экстремизм]! — изо всех сил кричал он.

— Отмени два восемь два! — вторили ему шедшие за ним молодые люди.

Колонну националистов было слышно лучше всех; у них стандартный набор кричалок (скажем, «Россия будет свободной!»). В начале колонны растянули баннер «Свободу Дмитрию Демушкину», и тут же — портрет одного из лидеров российских националистов; он был арестован по обвинению в экстремизме в октябре 2016 года.

«Нужно понимать, что марш памяти выходит за эту [траурную] повестку. Власть не только убивает оппонентов, но и преследует, сажает, как в случае с Демушкиным, — объяснил мужчина в голове колонны. Он поднес ко рту маленький мегафон и объявил соратникам: «Я кричу — «Кто мы?!», а вы кричите — «Русские!» Ну-ка! Кто мы?!» 
Фото: Евгений Фельдман для «Медузы»

Участники марша спокойно переговаривались друг с другом. Политик Алексей Навальный, которого публика привыкла видеть во главе любого оппозиционного митинга, шел в середине колонны среди флагов своей (незарегистрированной) «Партии прогресса». Иногда скандировали: «Путин — вор!» или «Хватит врать и воровать»; намного реже: «Борис Немцов — герой России». Все кричалки, впрочем, быстро смолкали.

На Рождественском бульваре, там, где дорога идет в горку, головная колонна ненадолго остановилась. «Посмотрите, как нас много! Края не видно! — прозвучало из громкоговорителя. — Россия будет свободной!» В первом ряду за баннер держались политик Геннадий Гудков, профессор истории Андрей Зубов, председатель партии «Парнас» Михаил Касьянов. Последний был мрачен; перед началом шествия неизвестный мужчина облил его зеленкой.

«Нас зеленкой не зальешь!» — вдруг начала скандировать колонна. Изумрудное лицо Касьянова подобрело.

На повороте в сторону Садового кольца головная колонна снова ненадолго остановилась; организаторы объявили минуту молчания. Затем люди преодолели последние 500 метров, напоследок хором призывая руководителя Чечни Рамзана Кадырова «отправиться на нары». В 15:30 первая колонна дошла до конца маршрута. Организаторы попросили граждан, чтобы они сняли «агитационные знаки» и отправились на место гибели Бориса Немцова — Большой Москворецкий мост. В течение 15 минут до конца маршрута дошли все остальные участники — около 15 тысяч человек по оценке организаторов (в полиции насчитали пять тысяч).

Фото: Евгений Фельдман для «Медузы»

Ближе к хвосту колонны шла небольшая группа во главе с политиком Дмитрием Гудковым. У них в руках были дырявые российские флаги, в каждом — пять «пулевых» отверстий (именно столько пуль попало в Немцова). Гудков нес черный плакат «Нет слов» — таких было много на первом шествии памяти Немцова в марте 2015 года; сейчас этим лозунгом почти никто не воспользовался.

Выбор редакции