ГосТрампСтат: чем новая система макростатистики грозит экономике США

Администрация Дональда Трампа задумалась об изменении методологии торговой статистики. Это может обернуться для США манипуляцией макроданными и утратой системы экономических координат, предупреждают эксперты

«Правильная» статистика

Президент США Дональд Трамп регулярно жалуется на «фейковые» новости. Тем временем эксперты начали опасаться манипуляций макроэкономическими данными со стороны самой администрации. Спустя месяц после вступления в должность Трамп все еще не назначил главу Совета экономических консультантов (группа академических экономистов, готовит аналитику для президентов), однако уже получил от кадровых статистиков чересчур оптимистические прогнозы по росту экономики США, а также начал прорабатывать возможность изменения принципов подсчета внешнеторговой статистики. По-новому посчитанные данные, по замыслу президента, усилят его позицию в вопросе изменения действующих внешнеторговых соглашений страны.

Многих обозревателей взволновали экономические инициативы новых властей. Экспертов по статистике тревожат периодические бесцеремонные высказывания Трампа об экономике и макроданных, а также его явное пренебрежение к экономистам в целом, сообщает Bloomberg. Есть правила, «защищающие статистику от прямого манипулирования, но они не развеивают всех моих опасений о независимости», написал в своем блоге 24 января Брент Моултон, ветеран Бюро статистики труда и Бюро экономического анализа США. «У министров все равно есть возможность потребовать от статистического агентства не публиковать каких-либо данных или изменить методологию выгодным для политиков образом», — отметил он в посте, озаглавленном «Почему я опасаюсь за независимость статистических ведомств США».

Администрация Трампа изучает возможность изменения методологии подсчета внешнеторговой статистики США, написала на прошлой неделе The Wall Street Journal (WSJ). В частности, власти хотят исключить из структуры американского экспорта весь реэкспорт (импорт, ввезенный в США временно и предназначенный для поставки в другие страны), но при этом оставить эти товары в составе импорта. По замыслу Трампа, такая мера позволит корректнее рассчитывать дефицит торгового баланса США (который в таком случае окажется выше прежней статистики) и добавит администрации аргументов для начала процедуры пересмотра действующих торговых соглашений с другими странами. Администрация Барака Обамы выступала против такого изменения методологии, ссылаясь на неизбежный перекос статистики — уменьшение сальдо торгового баланса. Изменение методологии может в отдельных случаях превратить положительное сальдо в отрицательное, сообщил WSJ источник, участвующий в обсуждении новой меры. Больше всего она скажется на статистике торговли со странами, с которыми у США заключено соглашение о зоне свободной торговли.

Увеличение производства — один из ключевых пунктов повестки Трампа, приоритет которой — точные данные по собственно американскому экспорту за вычетом предназначенного для реэкспорта импорта. В январе поручение подготовить данные по новой методике было дано Управлению торгового представителя США (занимается разработкой торгового законодательства, составлением торговых соглашений, координацией внешнеторговой политики). Сотрудники управления выполнили поручение, однако сделали это с оговорками. В комментариях к данным они назвали их нерепрезентативными, приведя свои аргументы. Новые расчеты планируется представить членам конгресса, сообщил источник WSJ. Решение о переходе на новую методологию пока не принято, сказал изданию Пэйн Гриффин, заместитель главы аппарата Управления торгового представителя США. «Обсуждение методики обработки данных проходит в рамках долгосрочных дискуссий по вопросу обеспечения наиболее точной статистики», — приводит WSJ комментарий Бюро экономического анализа США.

«Не стоит вмешиваться в работу статслужб»

Несколько опрошенных WSJ экономистов смутила предложенная властями инициатива. «Статистика требует симметрии», — объяснил Стив Ландефельд, бывший директор Бюро экономического анализа. Если исключить реэкспорт из экспортной статистики, то в целях симметрии требуется скорректировать и цифры по импорту, добавил он. Белый дом также хочет изменить методику подсчета импорта за счет перехода к «импорту для потребления» — это более узкое определение импорта, охватывающее импортные товары, предназначенные для потребления на внутреннем рынке. Эта мера, впрочем, не приведет к ощутимым изменениям в структуре торгового баланса, отмечает WSJ.

«Я не вижу ни одной проблемы, которую можно было бы решить, изменив методологию, — рассказал Bloomberg декан школы бизнеса Dartmouth's Tuck School of Business и бывший член Совета экономических консультантов Мэтью Слотер. — Напротив, это создаст массу проблем, касающихся не только интерпретации состояния экономики, но и целостности госстатистики США как таковой». Совсем не ясно, какой смысл собирать данные по экспорту, в которых не будет отражен реэкспорт товаров и услуг, добавляет эксперт. Методология анализа экономики США формировалась годами, и статистики потратили немало времени и усилий, чтобы власти и общество располагали надежными и репрезентативными данными, говорит он. «История четко показывает, что любое вмешательство властей в работу статистических служб грозит проблемами. Если мы начнем менять методологию, то мы усложним для бизнеса — большого и мелкого — понимание рыночной конъюнктуры, а также процесс найма сотрудников и планирование», — рассуждает Слотер.

«Любой пересмотр официальной методологии учета создает неудобства, независимо от того, на какие цели он направлен, поскольку ухудшается сопоставимость исторических рядов, — объяснил РБК главный экономист «ПФ Капитал» Евгений Надоршин. — Эта инициатива выглядит скорее политически мотивированной, нежели экономически необходимой». Не исключено, что конъюнктурные действия не сильно улучшат переговорные позиции Белого дома в вопросе торговых соглашений, но существенно усложнят анализ торговых данных США, платежного баланса и экономическое прогнозирование в целом, добавил эксперт. Любые изменения должны быть как можно более плавными и предсказуемыми, заключил Надоршин. «В статистике внешней торговли реэкспорт должен учитываться, — сказал РБК директор Института информационного развития Высшей школы экономики (ВШЭ) Владимир Бессонов. — Его исключение из экспорта не выглядит логичным».

Предлагаемые в США изменения де-факто могут вообще не оказать никакого влияния на статистическую методику и процедуры расчета платежного баланса, потому что, по сути, являются лишь предложениями по интерпретации и анализу существующих цифр, говорит РБК старший аналитик группы исследований и прогнозирования рейтингового агентства АКРА Дмитрий Куликов. По его словам, публикация полной стоимости экспорта (total exports) и экспорта товаров, произведенных на территории США (domestic exports), и так производится Управлением международной торговли США (ITA). В 2016 году их разница составляет около $220 млрд — именно на нее предлагается уменьшать торговый баланс. Ничего не мешает предлагаемую цифру назвать «скорректированный торговый баланс» и использовать ее как одну из целей экономической политики, рассуждает эксперт. При этом в статистике информация по общепринятому подходу к торговому балансу, конечно, потеряна не будет, добавляет Куликов. «При большом желании предлагаемую цифру, наверное, можно наделить каким-то смыслом: показатели такого рода, где баланс корректируется на возможно неустойчивый входящий поток, присутствуют и в нашей экономической политике — например, ненефтегазовый дефицит федерального бюджета», — указывает эксперт.

Торговые соглашения

Администрация рассматривает дефицит торгового баланса США как свидетельство слабости национальной экономики и повод для пересмотра «невыгодных» для страны торговых соглашений, в частности соглашения о свободной торговле между США, Канадой и Мексикой (NAFTA). Многие экономисты, в свою очередь, считают, что роль торговых соглашений в формировании совокупного торгового баланса страны преувеличена — последний зависит больше от объемов инвестиций и нормы сбережений, пишет WSJ.

На фоне дефицита торгового баланса, который образовался у США с крупнейшими торговыми партнерами, такими как Китай, дефицит с партнерами по NAFTA сравнительно мал, пишет Bloomberg. С большинством из 75 своих торговых партнеров у США зафиксирован дефицит торгового баланса; в 2016 году он составил $743 млрд при превышении импорта над экспортом в полтора раза. Поэтому пересмотр таких соглашений, как NAFTA, не приблизит США к паритету совокупного торгового баланса, заключает Bloomberg.

Изменение методологии вполне сможет превратить в отдельных случаях положительное сальдо в отрицательное, считает ​Саймон Лестер, аналитик Центра торговой политики при вашингтонском Институте Катона. «Но как это может заставить кого-нибудь изменить подход к торговой политике? — задается вопросом эксперт. — Неужели найдется хотя бы один человек — в конгрессе или в другом органе, — который бы принял это в качестве довода для введения пошлин?» Мне такой подход к расчетам представляется ошибочным, заявил Лестер РБК.

Безработная Америка

Во время своей избирательной кампании объектом критики Трампа не раз становилась официальная статистика рынка труда. «Уровень безработицы составляет 28, 29, а может, и 35%. Я даже слышал, что он может достигать 42%», — заявлял Трамп в январе. По официальным данным Минтруда США, показатель за отчетный месяц составил только 4,8%. В 2015 году Трамп оценивал число безработных в 93 млн человек. Министр финансов США Стивен Мнучин на слушаниях в сенате по утверждению его кандидатуры поддержал оценки своего руководства и заявил, что официальные данные «по безработице не соответствуют действительности». Позже это же мнение высказал пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер.

По мнению Брента Моултона, первыми в списке Белого дома на пересмотр могут быть данные по безработице как раз из-за критики, которой она подвергается со стороны американской администрации. Ветераны американской статистики также беспокоятся, что сокращение бюджетов ведомств может ударить по целостности экономических данных. На фоне обещаний республиканцев более прагматично подходить к тратам вероятность того, что они начнут резать бюджеты различных госструктур, лишь растет, отмечает Bloomberg. «Я беспокоюсь, что у нас не хватит средств, чтобы собирать данные, а также обеспечивать их надежность и репрезентативность», — отмечает министр торговли США при администрации Обамы Пенни Прицкер. «Современная экономика как никогда прежде зависит от данных, — отмечается в письме, направленном американскими аналитиками к предстоящей конференции, посвященной госстатистике, которую в марте проведут Брукингский институт и Американский институт предпринимательства. — Без надежной информации об экономике и социальном положении невозможно принимать взвешенные решения, которые лежат в основе позитивных сдвигов в торговле, исследованиях и управлении». «Изменение методологии анализа рынка труда усложнит понимание исторических изменений в американской экономике, — считает Слотер из Dartmouth's Tuck School of Business. — К этому вопросу нельзя относиться поверхностно».

Если экономика пойдет на спад, администрация Трампа может перенести борьбу за «альтернативные факты» в экономику, считает профессор Университета Орегона Марк Тома. «Худшее, что Трамп может сделать, — и я вижу в этом реальный риск — это заставить госструктуры, которые обрабатывают экономическую статистику, обслуживать свои политические интересы, назначить людей, которые «подкрутят» цифры в его пользу, — говорил Тома в интервью телепрограмме CBS MoneyWatch 24 января. — Если это произойдет, данные станут бесполезными и мы потеряем всякое представление о подлинном состоянии национальной экономики».

Неправдоподобный оптимизм

На прошлой неделе Белый дом подготовил предварительный прогноз по росту американской экономики в ближайшее десятилетие, чем также удивил многих экспертов или аналитиков. По оценкам администрации, ВВП страны за этот период будет расти на 3–3,5% в год. При этом проектировки, дававшиеся при предыдущих властях, на порядок скромнее, хотя и не учитывают анонсированные новой администрацией планы по налоговой реформе и расходам бюджета. По прогнозу Бюджетного управления конгресса, ВВП будет расти лишь на 1,9% в год с 2021 по 2027 год. ФРС ожидает роста на 1,8% в год в долгосрочной перспективе. В предыдущие десять лет экономика страны росла в среднем на 2% в год. Выйти на темпы роста в 3% в год будет сложно без кардинального увеличения производительности труда, а также изменения ситуации с трудоспособным населением, численность которого падает, предупреждают экономисты.

«Выйти на трехпроцентный рост запредельно сложно, — рассуждает профессор экономики Гарвардского университета Дейл Йоргенсон (по его прогнозу, рост составит 1,8% в ближайшее десятилетие). — Коренные преобразования в экономике, такие как реформа налоговой системы, могут обеспечить рост до 2,4%» (цитата по WSJ). Среди факторов, препятствующих ускорению ВВП, профессор называет старение работоспособного населения, а также прекращение темпов увеличения его уровня образования.

По словам одного из разработчиков бюджетной политики при прежних администрациях, которого цитирует WSJ, на его памяти экспертов еще ни разу не просили готовить настолько высокие проектировки экономического роста. Как правило, новые оценки отличаются от альтернативных прогнозов на 0,1–0,2 п.п., но не на целый процентный пункт, рассказали изданию несколько человек, входивших в предыдущие администрации. По их словам, бывшие президенты — как республиканцы, так и демократы — неохотно соглашаются утверждать чрезмерно оптимистические прогнозы, поскольку они несут риски для авторитета главы государства как в конгрессе, так и в обществе в целом. «На то, чтобы прогнозы в итоге оправдались, тратится огромное количество времени и сил», — отмечает Дуглас Хольц-Эйкин, экономист при администрации Джорджа Буша — младшего.

Планы Трампа по увеличению военных расходов и сокращению налогов, скорее всего, увеличат бюджетный дефицит, считает Майя Магнинес, председатель американской НКО «Комитет за ответственный бюджет». «Риск заключается в том, что эти оптимистические сценарии создают условия для дополнительных заимствований в ближайшие годы триллионов долларов, что принесет только вред», если прогнозы не оправдаются, заключила Магнинес. С ней не согласен Бессонов из ВШЭ: «Сомневаюсь, что цель Трампа — увеличение заимствований, ведь он выступал как раз за их сокращение». По его мнению, разница между прежними и новыми оценками экономического роста может быть обусловлена разными представлениями о том, какая экономическая политика будет проводиться властями страны. «Прогноз новой администрации может быть также целевым ориентиром, который играет мобилизующую роль для национальной экономики. Трампу выгоден завышенный прогноз, поскольку иначе эффективность его протекционистской политики может быть поставлена под сомнение», — заключает эксперт.

«В практике экономической политики прогнозы иногда несут функцию целевого, а не реально ожидаемого варианта развития событий. Пример — целевой вариант прогноза МЭР для российской экономики, — говорит РБК Дмитрий Куликов из АКРА. — Полагаю, что это как раз такой же случай. Прогноз АКРА на пятилетнюю перспективу для экономики США (с учетом реформ Трампа) — менее 2% среднегодового реального роста».

Надоршин из «ПФ Капитал» тоже считает прогнозы Трампа ​завышенными: «Они не выглядят правдоподобными». «Мне не кажется, что новая администрация сделала что-либо стоящее, чтобы оправдать эти оценки. Без конструктивных шагов, о которых ранее заявлял Трамп, обеспечить рост в 3–3,5% не удастся, — говорит эксперт. — Никто из здравомыслящих инвесторов не будет делать ставку на такую динамику ВВП, если администрация Трампа в ближайшее время не начнет предпринимать ничего конструктивного». 

Выбор редакции